Следующая новость
Предыдущая новость

Рубрика «Playground.кино». Рецензия на «Живое».

Рубрика «Playground.кино». Рецензия на «Живое».

Марс в человеческой культуре всегда занимал особое место. Римляне ассоциировали его с войной, вавилоняне — с подземным царством. Писатели XX века старательно рисовали развитые цивилизации на красной планете и воображали, что когда-то мы всё же сможем попасть туда и узнать о совершенно новом мире.

«Живое» Дэвида Эспинозы, впрочем, не о том, как мы прилетим в гости, а о том, что гостей придется встречать уже нам. На международную космическую станцию прибывают образцы марсианского грунта, в которых группа ученых обнаруживает одинокую клетку мигом оживающую стоило её только покормить.

С первых минут «Живое» создает романтическую атмосферу исследования новой жизни. Группа клеток названную «Келвином» пристально изучают под микроскопом радостные ученые, полагая, что это главное открытие в их карьерах и уж дальше только памятники на площадях, открытия стадионов, и приглашение на шоу Джимми Киммела. Реальность же оказывается, как обычно, куда хуже. Безобидные клетки превращаются в чудовище, которое нужно не исследовать, а найти и уничтожить.

И здесь у фильма Эспинозы начинаются первые проблемы. Интересная идея о том, что «Келвин» представляет собой могущественный интеллект перерастает в стандартное «найти и убить». Монстр обладающий неплохим тактическим чутьем, внезапно начинает интересоваться лишь тем, как бы поесть, покупаясь на самые идиотские трюки команды.

Которая, впрочем, всем своим видом показывает, что всё идет так, как и было задумано. Ученые нашедшие инопланетную жизнь откровенно скучают и не испытывают по этому поводу никаких эмоций. Актер комедийного жанра Райан Рейнольдс эксплуатирует привычное амплуа, отшучиваясь в стандартной манере «Дедпула». Джейк Джилленхол играющий мизантропа-медика приятно скрашивает общий карнавал абсурда, выступая связующим звеном между всеми членами команды. В то же время, все остальные на его фоне теряются. Несмотря на то, что практически одинаковое экранное время досталось трем персонажам, ты сразу понимаешь, кто здесь в центре внимания.

Эспиноза явно знаком со всеми классическими хоррорами девяностых, но использует их приемы ну очень уж грубо. Из-за этого «Живое» становится предсказуемым даже по меркам жанра. В первые десять минут по космической станции развешиваются чеховские ружья, каждое из которых непременно выстрелит именно в тот момент, когда вы этого ждете. В определенные моменты «Живое» напоминает Куароновскую «Гравитацию» длинными космическими планами и попытками оператора Макгарви быть Эмануелем Любецки. В других — на «Чужого». Работая, в целом, по тем же правилам. Давая вам минуты передышек, не вдавливая вас в кресло постоянной агрессией и беготней по узким пластиковым коридорам. Проблема в том, что этот Франкенштейн хоть и собирает лучшие идеи, не может их довести до ума. Создается впечатление, что Эспиноза очень сильно хотел снять кино о космосе и было не столь принципиально, что в нём будет происходить.

«Живое» нельзя назвать откровенно плохим фильмом. Скорее, посредственным. Он путается в собственной идентичности, жутко неровный, все два часа ставя героев в банальные ситуации, но заканчиваясь совершенно неожиданной развязкой.

И она, пожалуй, лучшее, что есть в этом фильме.


30 ЛУЧШИХ ММО ИГР

Последние новости