Следующая новость
Предыдущая новость

«Почти что случайность»: как лектор из Англии стал Геральтом из Ривии

Журналист портала Eurogamer.net Роберт Пёрчиз встретился с Дагом Коклом (Doug Cockle) — актёром, озвучившим Ведьмака во всех трёх частях серии. Кокл рассказал, как стал актёром, как попал на прослушивание для игры, и поделился интересными фактами о процессе записи голоса Геральта.

Середина декабря, 10 дней до Рождества. Я еду на поезде вдоль южного побережья Англии через промозглую сельскую местность под темнеющим серым небом. Картина почти идиллическая, но по большей части блёклая и такая обычная — я уже сотни раз видел, как пролетают мимо такие же производственные зоны и небольшие деревушки. Не похоже на место жительства суперзвезды.

Моя остановка — станция Борнмут, приморский город с изысканными викторианскими зданиями и кучей студентов. Многие из них учатся в Университете Искусств Борнмута, где я скоро встречу руководителя курса актёрской игры. Его зовут Даг Кокл, но вам он больше знаком как Геральт из Ривии.

Кокл выглядит как любой преподаватель или учитель, которого вы когда-либо видели в университетском кампусе или школьном коридоре. Ничто не указывает на его исключительность. Он мужчина средних лет, немного ниже меня и носит очки, придающие ему интеллигентный вид. Одет скорее удобно, нежели эффектно, в обычные, тёплые, будничные вещи. Он подстрижен, немного бородат. У него нет копны текучих белых волос.

Он совсем не грубый и не надменно замкнутый, но мягкий и доброжелательный. Мы ведём непринуждённый разговор о студентах, уезжающих на Рождество, и о том, как всё-таки быстро холодает, пока идем в кафе на территории университета. Он покупает мне кофе, достав горстку монет из кармана. Ситуация совершенно непримечательная.

Затем я слышу его американский акцент, наполовину рычащий, наполовину мурлыкающий, и вспоминаю, кто он такой, будто он носит какую-то маскировку. Я понимаю, что знаю его тайну, и что я не единственный.

«Я не знаю, когда люди догадываются, — говорит он, — некоторые мои студенты до сих пор, кажется, не знают. Я делюсь этим, когда записываю что-то в студии. Если студенты спрашивают, я им рассказываю. Хотя мне нельзя было говорить о The Witcher 3, так что о нём я старался молчать. Однажды мне сделали выговор за один только твит. Но те, кто меня внимательно слушали, знали».

Некоторые студенты иногда воспринимают меня как знаменитость и начинают вести себя немного забавно, неловко, не зная, как со мной разговаривать. Как будто они боятся касаться этой темы или не хотят переходить черту.

«Одна из особенностей озвучивания — то, что люди связывают персонажа с голосом, а не с лицом, не с человеком целиком, когда как в кино и на телевидении мы связываем персонажа с человеком, потому что видим человека. В Witcher 3 они видят Геральта и слышат мой голос, поэтому они связывают голос с персонажем. Это странное разделение актёра и аудитории».

Но вот кто-то, близкий к серии игр, не менее известной, чем проекты, в которых работали Трой Бэйкер, Нолан Норт и Дженнифер Хэйл. Он — среди элиты актёров озвучивания игр. Можно ли представить серию The Witcher без него? А ведь почти так и случилось. Если бы судьба не поместила одного его разговорчивого друга в нужное место в нужное время, я бы не беседовал сегодня с Дагом Коклом.

Кокл в роли Капитана Джона Мэлоуни в сериале «Братья по оружию» 2001 года

Даг Кокл не всегда хотел быть актёром. Он родился в 1970 году в семье военных и вырос в Твентинайн Палмс, недалеко от базы морской пехоты США, в которой служил его отец. Его мама была учительницей, отец увлекался искусствами, но никто из них не имел отношения к театру.

«Я хотел быть пилотом вертолёта или выращивать собак в Орегоне», — сказал он после того, как мы разместились в небольшой белой комнате в драматическом крыле университета. Он склонялся к изучению биологии живой природы, как и его отец. Этот интерес привёл его к медицине и учебе в университете с биологией в качестве основного предмета (после того, как он прочитал о манипуляции генов, излечивающей болезни у ещё не рождённых детей, и решил, что это блестящая идея). Но ему не дались оценки.

И тогда Кокл обратился к театру, где было большинство его друзей, и где он проводил большую часть свободного времени. В детстве он вместе с сестрой устраивал представления для родителей, так что, может, в театр его привело давнее желание играть. Он не знает точно. Но он пошёл, сделал «прыжок в неизвестность» и приземлился со степенью по театральному искусству Политехнического Университета Виргинии в 1993.

Политехнический университет Виргинии

Оттуда он переехал в Сиэтл, чтобы реализоваться как актёр, работал в небольших театрах, снимался в рекламе — она хорошо оплачивалась — и брался за различные подработки, как обычно делают актёры, чтобы держаться на плаву. Одна из таких подработок оказалась в Mug’s Antiques, небольшом сиэтлском магазинчике. Однажды туда пришла женщина и купила книгу в мягкой обложке. «Мы разговорились. Я предложил, чтобы она принесла книгу обратно, когда прочитает, и взяла другую. Она так и сделала… несколько раз», — говорит он. Это привело к чашечке кофе, к прогулке в парке, к одному, другому, а затем и свадьбе.

Спустя три года Кокл с женой переехали в Пенсильванию, чтобы он выучился на магистра актёрского искусства. Следующим логичным шагом для актёра были бы яркие огни Нью-Йорка или Лос-Анджелеса, но Кокл хотел приключений, а его жена скучала по родителям, жившим в Великобритании (где когда-то жила и она). Было решено поехать в Британию на год. Это случилось 17 лет назад.

Супруги переехали в июле 1999 года, и Кокл почти сразу же достиг успеха, получив роль в одном спектакле с Хонор Блэкман в Йоркском Королевском театре. Его заметили, и у него появился агент. А агент достал ему роль в телешоу «Братья по оружию» и пробу на озвучивание персонажа видеоигры. Это был октябрь 1999.

Independence War 2: Edge of Chaos

«Это, конечно, было очень интересно, но я не знал вообще ничего об озвучивании видеоигр, — говорит он. — Я даже не знал, что такая профессия существует. Но согласился и пришёл в небольшую студию, пристроенную к дому на холме в Харрогите, в графстве Йоркшир. Там работали над игрой Independence War 2: Edge of Chaos. Я прослушивался на главную роль, Кэла, и получил её».

«Это, — то есть, полуодетые дети, бегающие вокруг, потому что гостиная семьи была через дверь от студии, — было началом озвучивания игр для меня».

Кокл в роли Ларри в спектакле Burn This в театре Дюкс в Ланкастере

По счастливой случайности Кокл попал в нужную компанию в нужное время. Отцом тех детей был Марк Эстдейл, чья молодая компания Outsource Media с тех пор была на передовой записи звука для видеоигр в Великобритании. Теперь она, правда, располагается в Лондоне, а не в доме на холме. Эстдейл дал Коклу много работы. И именно Эстдейл рассказал ему о The Witcher.

Это было начало 2005. Кокл к тому времени не только стал бывалым актёром озвучивания, но и снялся бок о бок с Пирсом Броснаном и Джеффри Рашем в «Портном из Панамы», с Кристианом Бейлом и Мэтью Макконахи во «Власти огня», а также получил работу в Университете Искусств Борнмута. И это всё — не считая его появлений в театре и на радио. Он был занят, как обычно бывает с актёрами.

Затем Кокл направился в Лондон и встретился с человеком из CD Projekt Red по имени Борис. Это Борис Пугач-Мурашкевич (Borys Pugacz-Muraszkiewicz), который тогда был ведущим переводчиком, а теперь старший сценарист CD Projekt Red. Он всегда оставался ключевой фигурой в судьбе Кокла. «Это он предложил Клинта Иствуда в „Грязном Гарри“ в качестве примера того, что им было нужно, — говорит Кокл. — Думаю, я провёл около 15 минут в будке, пробуя разные варианты, а потом ушёл».

Через пару недель Дагу Коклу звонят: он получил роль Геральта.

«Это была обычная работа», — вспоминает Кокл. Неделю ездить поездом в старые офисы Outsource в Шеффилде. Всё как обычно. Разве что, пожалуй, было нечто волнительное в трёх или четырёх поляках в студии, и в том моменте, когда они передали ему сценарий, и он подумал, что игра выглядит весело.

«Мы провели неделю, четыре или пять дней за записью. И это были долгие дни, — говорит он, — некоторые из них длились по десять часов, что довольно долго для любого вида работы голосом. Было трудно. Мне не было плохо, ничего такого, но задача была трудная. Это было напряжённое время. И я помню, как думал „это будет большая игра“. Было очень много диалогов».

А потом работа была окончена. Кокл прощается, благодарит за обеды и направляется домой. Жизнь продолжается. Он даже не знает в 2007 году, что игра вышла, не знает, что начался кастинг для второй части. Пока не вмешивается судьба.

Я не знал, что Witcher 2 была в разработке, пока один мой друг-актёр не сказал мне: «Я сходил тут недавно на прослушивание для Witcher 2, не ты ли случайно озвучивал первую часть?»

Я сказал: «Да, а на какую роль ты прослушивался — был какой-то определённый персонаж?»

И он ответил: «Да, Геральт, ты же играл Геральта?»

Я сказал: «Да, играл!»

Ох и неприятно было!

Даг Кокл

Знать, что они начали кастинг, но даже не позвонили. Чем он их обидел?

Но актёр упрям, он находит в телефоне номер Бориса и посылает ему сообщение, делает вид, что ничего не произошло, говорит, что слышал, что начались кастинги, и спрашивает, может ли он прийти. И Борис отвечает.

«Оказывается, — говорит Кокл, — между The Witcher и The Witcher 2 CD Projekt Red решили радикально всё изменить. Им понравилось, как показала себя первая часть, но они хотели сменить весь состав и выбрать другую студию. Я не знаю, почему. У них были свои причины. Но они решили так».

Борис просит прощения и едет на встречу с новым режиссёром озвучивания для The Witcher 2, Кейт Саксон (Kate Saxon), где упоминает Дага Кокла. «Затем они послушали некоторые записи из Witcher 1, и Кейт сказала: „На самом деле, он очень хорош — это подходящий голос для Геральта. Если ты не против вернуть его, было бы неплохо это сделать“».

«То, что я озвучил всего Геральта во всех трёх играх — почти что случайность».

Кокл в роли Гуша в фильме «Власть огня» 2002 года

The Witcher 2: Assassins of Kings записывали в другой студии, под названием Side, в Лондоне. Всё производство было масштабнее, от самой игры до организации. Наш возвращающийся герой, Кокл, был немного напуган.

«Мне было приятно, что меня позвали озвучивать Witcher 2, — говорит он. — Но, если честно, когда я пришёл на первый сеанс записи, то очень волновался из-за всего, что случилось. Даже если знаешь, что это не было личным, что в прошлый раз ты всё сделал хорошо — а я знаю, потому что мне так говорили, — всё равно волнуешься. Начинаешь думать: „Мог ли я сделать что-то не так, из-за чего они передумали между играми?“. Так что я очень, очень волновался».

Но через какое-то время Кокл втянулся в процесс. Он даже нашёл возможности добавить юмора и эмоций в Геральта в этот раз, очеловечить его. «Я помню сюжетную линию про тролля и как я думал, что она глупая, — говорит он. — И это было хорошо, потому что CD Projekt Red не воспринимали себя так уж серьёзно. Было приятно увидеть немного юмора». То же и с эмоциями, которые CDPR раньше ограничивали. «В Witcher 2 их стали позволять».

В последний день записи команда идёт на обед, а потом все расходятся каждый своей дорогой. В этот раз Борис намекал ему на The Witcher 3, хотя мысль «ох, интересно, не захотят ли они и в этот раз всё поменять» приходила актёру в голову.

Май 2011 года, The Witcher 2 выпущен. Кокл с нетерпением ждёт реакции на свою работу. И ждёт. И ждёт. «Ничего, — вспоминает он. — Вообще ничего. Абсолютно никакого интереса ко мне».

Немного расстроенный, он проверяет отзывы на Amazon, чтобы посмотреть, что думают люди. «И кто-то, — говорит он, — сказал что-то типа „да, игра крутая, но парень, играющий Геральта, звучит так, будто 16-летний пытается изображать голос 42-летнего“. И я так разозлился, что зашёл на сайт и ответил: „Вообще, я именно в этом возрасте — и я не согласен. Это мой голос, так что иди умойся!“»

Кокл в роли Линкольна Мэзерса в фильме «Вуду из Лондона» 2004 года

«К Witcher 3 я уже хорошо знал Геральта», — говорит он. Кокл узнал героя из книг Анджея Сапковского, сейчас уже доступных на английском, — он большой фанат, «обожает» Башню Ласточки, — а ещё из двух игр и известных ему сюжетов третьей. Он даже посмотрел скверный польский сериал по Ведьмаку. «Он был не очень, — говорит он, — но пойдёт».

Голос тоже к этому времени стал второй натурой, «притёрся», как он говорит, тогда как в The Witcher «приходилось прикладывать силы», чтобы сохранять его. «Если вернуться и послушать Witcher, Witcher 2, Witcher 3, то можно заметить разницу в голосе, правда, я не знаю, насколько это специально. Просто мой голос менялся», — говорит Кокл. Речь идет о десяти годах человеческой жизни, плюс он бросил курить во время работы над Witcher 2.

«Начало работы над Witcher 3 было сродни погружению в тёплую приятную ванну», — говорит он. И, по забавной случайности, именно так Геральт начинает Witcher 3. Кокл знал команду, студию, персонажа, голос, мир. «Было очень приятно вернуться».

Что интересно, Кокл не знал почти никого из актёров. «Очень редко актёрам озвучивания приходится записывать вместе, отчасти потому, что свободное время каждого из них редко совпадает. Я всегда записывал реплики Геральта один, — говорит он. — Мы с остальной командой были как в море корабли. Иногда, заходя в студию, я встречал людей, уходящих с записи, но даже несмотря на это, я виделся лишь с небольшой частью актёров из любой части Witcher».

Он встречал Трисс (Джейми Барбакофф), но ни разу не видел Йеннифер (Дэнис Гог), хотя однажды их встреча почти случилась. Он видел Гог в её звёздной — «замечательной», по словам актёра — роли в спектакле «People, Places and Things». «Я пошёл к служебному входу, потому что я собирался представиться и сказать „Эй, отличная работа, только что посмотрел спектакль, кстати, я Геральт“, — говорит он. — Но я прождал у служебного входа минут 15 и подумал „А знаешь что? Она наверняка спит“. Её выступление было очень напряженным, а в тот день у неё был ещё один спектакль, так что я решил её не тревожить».

Как в море корабли. Что странно, учитывая, чем занимались Геральт и Йеннифер в игре, верхом на некотором единороге. Но даже с этими моментами, постельными сценами, приходилось справляться поодиночке — и игра слов тут, боюсь, неслучайна.

«Это как насилие, — говорит он. — Удар, который наносят персонажу, урон, который он получает. Нужно изобразить множество разных степеней, разных травм, разных криков, разных смертей — нужно умереть по-разному. То же и с сексом, надо получить удовольствие по-разному. Что другой персонаж делает с тобой? Какой звук ты от этого издаёшь? Это…интересно!»

И немного неловко.

«Одно дело — изображать постельную сцену, любую близость, на сцене или на экране, — говорит Кокл. — Легче, когда есть с кем это делать. Это естественно, это логично. Неловко, когда нужно договариваться: „с языками? без?“, но тогда хотя бы происходит обсуждение, беззвучное или словесное».

«Когда это происходит в студии, чувствуешь другую неловкость, потому что это немного похоже на мастурбацию, как будто тебя за этим ловят. Понимаешь?»

Нет! В смысле, что?! В смысле, а вы понимаете, о чём он говорит?

«Вот на что это похоже, — говорит он. — Как будто ты сидишь и наяриваешь, и вдруг в комнату заходит мама. Вот примерно такая неловкость».

Даг Кокл

«Мы пока ещё недалеко продвинулись в плане оценки людьми вклада актёров озвучивания в игры, — говорит Кокл. — Игры интересны тем, что актёры, насколько бы важным и сложным мы не считали свой труд, являются очень, очень малой частью всего процесса создания игры. Над Witcher 3 работали сотни людей в различных областях. И они не ходили в студию три дня в неделю в течение месяца: они трудились каждый день на протяжении пяти лет или сколько им понадобилось, чтобы сделать эту игру».

«Разработчики — звёзды игровой индустрии. В фильмах почти всё производство за кадром, а акцент на Томе Крузе или ком угодно; в играх — акцент на игре и людях, которые её разработали. Актёры озвучивания — только часть этого. Одна часть. Одна из 30».

«Я имею в виду, я ожидал, что благодаря The Witcher 3 я получу гораздо больше внимания, чем от чего-либо другого, но я был очень удивлён тому, насколько огромным оказалось это внимание. И в то же время, — говорит он, — я также удивлён тому, сколько внимания я не получил. Не знаю, почему я так говорю, — может, это моё эго».

Кокл подготовил себя и жену к возможностям, которые принесёт The Witcher 3, может, даже к возвращению его полноценной актёрской карьеры. «Я знал, что The Witcher 3 возбудит интерес, который я больше никак не смог бы создать», — говорит он. Но, помимо нескольких ролей в грядущем Horizon: Zero Dawn, почти ничего не произошло. Пока.

«Это [работа над The Witcher 3] точно во многом изменило мою жизнь, где-то незначительно, а где-то весьма сильно, — говорит актёр. — Самое простое: заработанные деньги. Нужно понимать, что во время работы над The Witcher 3 я был занят и другими вещами. У меня была небольшая роль в фильме „Уцелевшая“ с Милой Йовович, другая небольшая роль в фильме с Кевином Костнером [„Преступник“], который только что вышел. Я озвучивал и другие игры. Я был занят не только Witcher 3».

«Но The Witcher — одна из самых серьёзных моих работ за последние несколько лет, даже лет десять, и деньги, полученные за него, пригодились. Я ни в коем случае не разбогател, но смог сделать несколько вещей, наверное, легкомысленных и чисто развлекательных, которые я бы не позволил себе, если бы не эти деньги. Например, я купил электрогитару, потому что всегда хотел. Я бы этого не сделал, если бы у меня не было этих гонораров. А так я решил „Знаете что? А вот я возьму и потрачу 500 фунтов на гитару!“»

Ещё один большой плюс — Кокл может теперь говорить, что он Геральт из Ривии.

«Это потрясающе! Людям понравилась игра, понравился персонаж, и они пишут мне в Твиттере „Просто хотел сказать: отличная работа! Классный голос, мне понравилось, как ты сыграл Геральта, и игра шикарная!“ И это замечательно, это очень приятно».

Его номинировали на награды, он выиграл NAVGTR Award, побывал на нескольких BAFTA и LA Game Awards. «Это всё очень круто», — говорит он.

Даг Кокл как я вижу его перед собой сейчас, 15 декабря 2016

Я чувствую, что он в ожидании, готов к новым возможностям. «Пока этого не происходит, и я не вижу ничего на горизонте, но всё возможно, — говорит он. — Потому что когда получаешь такое внимание, тебя замечают». Но в то же время он сомневается, потому что помнит, как трудно было проводить половину недели в Лондоне на записи The Witcher 3, а остальное время преподавать в университете. «Это сильно влияло на личную жизнь, — говорит он. — И я не утверждаю, что не согласился бы на такое ещё раз, но теперь я знаю, к каким трудностям это приводит».

«Я не знаю… — он задумывается. — Если бы подвернулась возможность озвучить кого-то в игре, сыграть на ТВ или в кино, что-нибудь большое, что означало бы много денег и много работы, то я бы всё хорошенько взвесил, потому что я не могу нырять в неизвестность и подвергать риску стабильность моей семьи».

Его дети-подростки довольны тем, что у них есть, его жена тоже. У них удобная, размеренная жизнь. «Мои дополнительные актёрские работы, — говорит Кокл, — большие или маленькие, они для души».

Если бы он погнался за мечтой, ему бы пришлось много путешествовать, скорее всего, без семьи (он жил в Ирландии три недели во время съёмок «Власти огня», хоть это и было до рождения детей), при этом не было бы гарантии заработка. И, в отличие от Нолана Норта и Дженнифер Хейл, которыми он восхищается, по его словам, он «довольно плох в играх».

Хотя он играл в The Witcher 3. «Да, от начала до конца, — говорит он. — Я даже получил именно ту концовку, какую хотел». И Трисс тоже, если вам интересно. «Знаете, — говорит он, — у меня есть смутное подозрение, что не всё кряхтение Геральта — моё».

Может, Геральт из Ривии останется самым значительным достижением для Дага Кокла, а эти дни скачек по всему миру в погоне за славой больше подойдут кому-то другому, более одинокому, более молодому. Да не так уж и важно, это всё равно невероятное достижение. The Witcher 3 имеет все шансы стать легендой игровой индустрии. CD Projekt Red могут позвать актёра ещё раз, работать над Cyberpunk 2077. Он готов.

Конечно! Я шутил с ними о том, чтобы включить меня в качестве пасхалки. Я сказал: «Сделайте меня барменом, с которым игрок должен будет поговорить в рамках хотя бы одного квеста. Барменом по имени Джерри, у которого работают официантки… Триша или Дженни или что-то типа того». Но кто знает? Может, пригласят. Я надеюсь, им понравилось работать со мной, и они ещё позовут меня на прослушивание. У нас сложились хорошие рабочие отношения. Но индустрия делает, что делает.

Даг Кокл

К тому времени, когда я прощаюсь с Дагом Коклом, на улице уже стемнело. Он вызывает мне такси и ждёт его вместе со мной у дорожного заграждения. Холодно, может, даже идет дождь. Я так укутался, что не могу понять. Как и многое другое сегодня, это самая заурядная сцена: двое знакомых затягивают прощание. Во многом Даг Кокл — самый обычный человек: ни роскоши, ни блеска, ни фальши. Но то, что он сделал, — очень незаурядно, и за всю твою выдающуюся работу и историю, Даг, спасибо тебе.

Источник


ТОП НОВОСТЕЙ ИГРОВОЙ ИНДУСТРИИ

Последние новости